Сегодня: 18.07.2024
RU / EN
Последнее обновление: 01.07.2024

Роль йододефицита в развитии нарушений менструального цикла у молодых девушек

Л.И. Герасимова, М.С. Денисов, А.В. Самойлова, А.Г. Гунин, Т.Г. Денисова

Ключевые слова: йододефицитные состояния; нарушения менструального цикла; профилактика йододефицитных заболеваний.

Цель исследования — изучить влияние уровня обеспеченности йодом у молодых девушек на развитие нарушений менструального цикла.

Материалы и методы. Содержание йода в моче определяли с помощью потенциометрического метода с использованием ионоселективных электродов для анализа иодид-ионов. В связи с высокой амплитудой колебаний индивидуальных концентраций йода в моче (йодурии) для суждения о степени выраженности йодного дефицита применяли среднее значение концентрации йода в моче — медиану.

Результаты. Значения показателей экскреции йода с мочой у молодых девушек с нарушениями менструальной функции варьировали в широком диапазоне — от 18 до 109 мкг/л. Медиана экскреции йода была ниже существующей нормы и составила 74,8 мкг/л.

Выявлено наличие положительной прямой средней связи между йодурией и нарушениями менструальной функции (r=0,46). Для оценки эффективности программы йодной профилактики нарушений менструальной функции у девушек через 5–6 мес приема препаратов йода проведена повторная оценка у них йодной обеспеченности. Установлено, что количество нормальных показателей экскреции йода с мочой увеличилось до 70,6% случаев, средних и тяжелых форм дефицита не выявлено. Кроме того, большинство девушек с нарушениями менструальной функции отмечали улучшение функционирования репродуктивной системы.


Репродуктивное здоровье молодежи определяет здоровье нации, имеет важнейшее значение для воспроизводства населения. Оказывая прямое влияние на демографические процессы, оно определяет будущее общества [1–3]. В современных социально-экономических условиях репродуктивное здоровье характеризуется увеличением распространенности функциональных отклонений и хронических заболеваний.

Из общего числа факторов, оказывающих негативное влияние на репродуктивное здоровье, приоритетными являются стресс и нарушение правил питания. Этиопатогенетическая роль питания в современных условиях рассматривается как один из факторов риска, к числу которых относят и йододефицитные состояния. Несбалансированное питание способствует увеличению частоты заболеваний эндокринной системы, на­рушений обмена веществ и обусловливает развитие на­рушений менструальной функции. Особый контроль этих состояний и проведение йодной профилактики требуются у населения, проживающего в эндемичной зоне [4–9]. Дефицит йода во время беременности приводит к ее осложненному течению и негативно влияет на формирование центральной нервной системы плода. Изучено негативное влияние недостаточного поступления йода в организм в детском возрасте [10–17].

Развитие и становление репродуктивной системы девочек заканчивается к 16–19 годам. Дефицит йода приводит к нарушению функции щитовидной железы и существенно влияет на физиологию развития и становления репродуктивной системы. Мы решили изучить обеспеченность йодом в период завершения формирования репродуктивной системы у девушек.

Цель исследования — изучить влияние уровня обеспеченности йодом у молодых девушек на развитие нарушений менструального цикла.

Материалы и методы. Проведено исследование мочи в двух группах девушек-студенток: 1-я группа (n=34) — с нарушениями менструального цикла (альгодисменорея, дисфункциональные маточные кровотечения, аменорея); 2-я группа (n=30) — с физио­логичным менструальным циклом.

Исследование проведено в соответствии с Хельсинкской декларацией, принятой в июне 1964 г. (Хельсинки, Финляндия) и пересмотренной в октябре 2000 г. (Эдинбург, Шотландия), и одобрено Этическим комитетом Чувашского государственного университета им. И.Н. Ульянова. От каждой пациентки получено информированное согласие.

Сбор образцов мочи проводили в утренние часы в одноразовые стаканчики с нумерацией. Содержание йода в моче определяли потенциометрическим методом с использованием ионоселективных электродов для анализа иодид-ионов. В связи с высокой амплитудой колебаний индивидуальных концентраций йода в моче (йодурии) для суждения о степени выраженности йодного дефицита применяли среднее значение концентрации йода в моче — медиану.

Определение йода в моче проводили на базе медицинского центра «Открытие» (Чебоксары). Для суждения об обеспеченности йодом была использована Шкала средней величины концентрации йода в моче, рекомендованная МЗ РФ (1999 г.): норма >100 мкг/л; легкий дефицит — 50–100 мкг/л; средний дефицит — 20–50 мкг/л; тяжелый дефицит <20 мкг/л.

Статистическую обработку результатов исследования выполняли с помощью пакетов программы Statistica для Windows (версия 6.1) методами параметрической и непараметрической статистики (критерии Стьюдента, Манна–Уитни).

Результаты и обсуждение. Известно, что более 80% йода выводится из организма почками, а концентрация йода в моче достаточно точно отражает величину его потребления с пищей. Для определения обеспеченности девушек-студенток исследуемых групп йодом был проведен анализ показателей экскреции йода с мочой.

Среди девушек с физиологичным менструальным циклом нормальные значения экскреции йода с мочой (100 и более мкг/л и выше) выявлены у 86,7%, легкий и средний дефицит — у 13,3%, среднее значение йодурии (медиана) составило 118,5 мкг/л (см. таб­лицу).


gerasimova-tablitsa.jpg Обеспеченность йодом девушек исследуемых групп по показателю йодурии, %

Значения показателей экскреции йода с мочой у девушек с нарушениями менструальной функции варьировали в широком диапазоне — от 18 до 109 мкг/л. Медиана йодурии была ниже существующей нормы и составила 74,8 мкг/л. Нормальные значения экскреции йода с мочой обнаружены у 14,7%, легкий дефицит — у 61,8%, средний дефицит — у 17,3%, тяжелый дефицит — у 5,8% девушек (см. таблицу). У пациенток с альгодисменорей и дисфункциональными маточными кровотечениями выявляли легкий и средний дефицит йода, а в случаях аменореи зафиксирован тяжелый дефицит.

С целью выявления зависимости нарушений менструальной функции от недостатка йода был проведен корреляционно-регрессионный анализ. Установлено наличие положительной прямой средней связи между йодурией и нарушениями менструальной функции (r=0,46 при р<0,00001).

Для оценки эффективности программы йодной профилактики нарушений менструальной функции было принято решение оценить йодную обеспеченность девушек через 5–6 мес приема препаратов йода (см. рисунок).


gerasimova-ris.jpgМедиана йодурии у молодых девушек исследуемых групп

Установлено, что в конце этого срока количество нормальных показателей экскреции йода с мочой у девушек с нарушениями менструального цикла увеличилось и составило 70,6%, средних и тяжелых форм дефицита не выявлено. При этом девушки с нарушениями менструальной функции отмечали улучшения в функционировании репродуктивной системы: статистически значимо уменьшились проявления болевого синдрома в дни менструации, причем у части пациенток альгоменорея исчезла, пациентки с дисфунк­циональными маточными кро­вотечениями отметили уменьшение количества эпизодов кровотечений и снижение объема потери крови.

Таким образом, проведение йодной профилактики у девушек, страдающих нарушениями менструального цикла, оказывает положительное влияние на становление и физиологическое функционирование репродуктивной системы.

Заключение. У молодых девушек одной из причин нарушений менструальной функции может служить недостаточное содержание йода в рационе. Контроль за обеспеченностью организма йодом и принятие профилактических мер по его восполнению способствуют улучшению функционирования репродуктивной системы.

Финансирование исследования и конфликт интересов. Исследование не финансировалось какими-либо источниками, и конфликты интересов, связанные с данным исследованием, отсутствуют.


Литература

  1. Яцкевич Н.М. Гинекологическая заболеваемость сту­­денток: факторы риска, возможности прогнозирования, ранней диагностики, профилактики и реабилитации. Авто­реф. дис. … канд. мед. наук. Иркутск; 2004.
  2. Клиническая эндокринология. Под ред. Холодо­вой Е.А. М: Медицинское информационное агентство; 2011; 736 с.
  3. Серов В.Н., Прилепская В.Н., Овсянникова Т.В. Гине­ко­логическая эндокринология. М: МЕДпрессиформ; 2008; 528 с.
  4. World Health Organization. International Council for the Control of the Iodine Deficiency Disorders. United Nations Children`s Fund (WHO/ICCIDD/UNICEF). Assessment of the iodine deficiency disorders and monitoring their elimination. 3rd Edition. Geneva: World Health Organization; 2008.
  5. Leung A.M., LaMar A., He X., Braverman L.E., Pearce E.N. Iodine status and thyroid function of Boston-area vegetarians and vegans. J Clin Endocrinol Metab 2011; 96(8): E1303–E1307, https://doi.org/10.1210/jc.2011-0256.
  6. Дедов И.И., Мельниченко Г.А., Трошина Е.А. и др. Дефицит йода — угроза здоровью и развитию детей России. Пути решения проблемы. Национальный доклад. М; 2006.
  7. Ara G., Melse-Boon A., Roy S.K., Alam N., Ahmed S., Khatun U.H.F., Ahmed T. Sub-clinical iodine deficiency still prevalent in bangladeshi adolescent girls and pregnant women. Asian J Clin Nutr 2010; 2(1): 1–12, https://doi.org/10.3923/ajcn.2010.1.12.
  8. Assey V.D., Greiner T., Mzee R.K., Abuu H., Mgoba C., Kimboka S., Peterson S. Iodine deficiency persists in the Zanzibar islands of Tanzania. Food Nutr Bull 2006; 27(4): 292–299, https://doi.org/10.1177/156482650602700402.
  9. Pearce E.N., Pino S., He X., Bazrafshan H.R., Lee S.L., Braverman L.E. Sources of dietary iodine: bread, cows’ milk, and infant formula in the Boston area. J Clin Endocrinol Metab 2004; 89(7): 3421–3424, https://doi.org/10.1210/jc.2003-032002.
  10. Morreale de Escobar G., Obregon M., Escobar del Rey F. Role of thyroid hormone during early brain development. Eur J Endocrinol 2004; 151(Suppl_3): U25–U37, https://doi.org/10.1530/eje.0.151u025.
  11. Ausó E., Lavado-Autric R., Cuevas E., del Rey F.E., Morreale de Escobar G., Berbel P. A moderate and transient deficiency of maternal thyroid function at the beginning of fetal neocorticogenesis alters neuronal migration. Endocrinology 2004; 145(9): 4037–4047, https://doi.org/10.1210/en.2004-0274.
  12. Koibuchi N., Chin W.W. Thyroid hormone action and brain development. Trends Endocrinol Metab 2000; 11(4): 123–128, https://doi.org/10.1016/s1043-2760(00)00238-1.
  13. Chan S. Thyroid hormone and central nervous system development. J Endocrinol 2000; 165(1): 1–8, https://doi.org/10.1677/joe.0.1650001.
  14. Delange F. Endemic cretinism. In: The thyroid. A fundamental and clinical text. Braverman L.E., Utiger R.D. (editors). Philadelphia: J.B. Lippincott; 1996; p. 756–767.
  15. Glinoer D., Delange F. The Potential repercussions of maternal, fetal, and neonatal hypothyroxinemia on the progeny. Thyroid 2000; 10(10): 871–887, https://doi.org/10.1089/thy.2000.10.871.
  16. Santiago-Fernandez P., Torres-Barahona R., Muela-Martínez J.A., Rojo-Martínez G., García-Fuentes E., Garriga M.J., León A.G., Soriguer F. Intelligence quotient and iodine intake: a cross-sectional study in children. J Clin Endocrinol Metab 2004; 89(8): 3851–3857, https://doi.org/10.1210/jc.2003-031652.
  17. Zimmermann M.B., Connolly K., Bozo M., Bridson J., Rohner F., Grimci L. Iodine supplementation improves cognition in iodine-deficient schoolchildren in Albania: a randomized, controlled, double-blind study. Am J Clin Nutr 2006; 83(1): 108–114.


Журнал базах данных

pubmed_logo.jpg

web_of_science.jpg

scopus.jpg

crossref.jpg

ebsco.jpg

embase.jpg

ulrich.jpg

cyberleninka.jpg

e-library.jpg

lan.jpg

ajd.jpg