Сегодня: 14.04.2024
RU / EN
Последнее обновление: 01.03.2024

Клинико-патогенетическая значимость уровня амилазы и микротомографического показателя плотности синовиальной жидкости при различных поражениях суставов

И.Н. Щендригин, Л.Д. Тимченко, И.В. Ржепаковский, С.С. Аванесян, М.Н. Сизоненко, В.-Д. Гримм, С.Н. Поветкин, С.И. Писков

Ключевые слова: патология сустава; синовиальная жидкость; амилазная активность; рентгеновская компьютерная микротомография; рентгеновская плотность.

Цель работы — исследование уровня амилолитической активности и микротомографического показателя плотности синовии и обоснование их клинико-патогенетической значимости путем выявления корреляционных отношений с известными информативными показателями, отражающими характерные особенности патологического процесса при различных болезнях суставов.

Материалы и методы. Исследованы образцы синовиальной жидкости 95 больных с различными патологиями суставов в стадии заболевания, характеризующейся обильным выпотом в суставные полости. Материалом для исследований выступали образцы проб синовии, полученных посредством пункции коленных суставов. В отобранных образцах определяли концентрацию мочевой кислоты, неорганического фосфора, общего белка, уровень амилолитической активности общепринятыми методиками, а также рентгеновскую плотность методом компьютерной микротомографии.

Результаты. Все образцы патологической суставной жидкости характеризовались высоким уровнем амилолитической активности по сравнению с пробами синовиальной жидкости здоровых суставов. Выявлена зависимость уровня амилолитической активности в синовии от конкретной суставной патологии. Определено, что при различных видах поражения суставов значения мочевой кислоты, концентрации неорганического фосфора и общего белка могут оказывать влияние на рентгеновскую плотность синовиальной жидкости. Установлены корреляционные связи между изученными показателями.

Заключение. Получены новые сведения об уровне амилолитической активности синовии при шести различных воспалительных и одном невоспалительном заболевании. Подтверждена патогенетически обусловленная корреляционная взаимо­связь микротомографического показателя плотности синовии с концентрацией мочевой кислоты, неорганического фосфора, общего белка. Специфические показатели рентгеновской плотности синовии при различных патологиях суставов, а также однонаправленные и разнонаправленные данные по сравнению с нормой позволяют рассматривать рентгеновскую микротомографию как метод, раскрывающий дополнительные детали при изучении плотности синовиальной жидкости и приносящий новые суррогатные маркеры для изучения патогенетических механизмов развития, дифференцировки и лечения различной патологии суставов.


Введение

В патогенезе воспалительно-дегенеративных заболеваний суставов важнейшая роль отводится синовиальной жидкости (СЖ) и ее качественным показателям [1]. Если в здоровом суставе жидкое содержимое — это, как правило, истинная СЖ, количество которой крайне незначительно, а состав довольно стабильный, то при болезни образуется дополнительный выпот, представляющий из себя экссудат (при воспалительных процессах) или транссудат (при дегенеративных заболеваниях невоспалительной этиологии) [2].

Качество экссудата и транссудата и их объем напрямую связаны с проницаемостью сосудистой стенки и суставных оболочек. Скопление жидкости чаще всего присуще наиболее тяжелым стадиям патологического процесса независимо от нозологической принадлежности суставной патологии и обусловливает более или менее выраженную отечность как структурных элементов самого сустава, так и околосуставных тканей, что является ярким клиническим признаком поражения и зачастую диктует необходимость проведения хирургических манипуляций.

Имеются сообщения [3, 4], свидетельствующие о научном и практическом интересе к особенностям качественных показателей удаленной СЖ при поражении суставов различной этиологии. Именно эти показатели позволяют судить о сложнейших патогенетических механизмах суставных патологий и эффективности их лечения, а также прогнозировать течение болезни. СЖ является ведущим, а зачастую единственным фактором для наиболее полноценной диагностики заболеваний суставов, поскольку считается самым специфическим компонентом сустава, связывающим все его структурные звенья и определяющим его морфофункциональное состояние [5].

В литературе последних лет представлены результаты как моно-, так и комплексных исследований, отражающие клинико-морфологический, иммунологический и химический составы СЖ. К примеру, появились работы, посвященные изучению иммунных клеток [6], уровня глюкозы, липидов, активности гиалуронидазы, щелочной фосфатазы и лактатдегидрогеназы в СЖ [7], протеомного профиля [8–10] и углеводного состава синовии [11] при различных суставных патологиях. Эти сведения подчеркивают в той или иной степени выраженную клинико-патогенетическую значимость практически каждого из вышеперечисленных показателей. При этом, как видно, эти показатели отражают особенности проявления воспалительной реакции (в частности, альтерации и экссудативных процессов): интенсивность выпота воспалительной жидкости, ее биохимические и иммунохимические свойства, эмиграционные и пролиферативные клеточные реакции и другие характеристики.

В единичных сообщениях имеются данные о наличии и колебании уровня амилазы в суставной жидкости при некоторых поражениях суставов [5]. Поскольку амилаза в суставе не синтезируется, но циркулирует в кровотоке, ее проникновение в СЖ может быть связано прежде всего с повышением проницаемости сосудистой стенки синовиальной оболочки, что является непосредственным отражением интенсивности феномена экссудации. Именно поэтому амилолитическая активность заслуживает внимания в качестве перспективного для прогнозирования особенностей экссудативного компонента в динамике.

В целом практически любые сведения о состоянии СЖ позволяют рассчитывать на эффективный контроль интенсивности воспаления. Единодушного признания приоритетности тех или иных критериев в качественном анализе СЖ пока не существует. При этом совершенно очевидно, что чем больше показателей проанализировано, тем с большей статистической значимостью можно судить о характере и глубине патологического процесса. Однако исследование СЖ необходимо осуществлять в первые 15 мин после ее доставки в лабораторию, поскольку более длительное хранение вызывает деструкцию биоматериала [12]. В связи с этим правомерен вопрос о поиске наиболее информативных и адекватных интегративных показателей для оценки степени повреждения сустава. Таким показателем может служить рентгеновская плотность. Имеются прецеденты изучения плотности СЖ с использованием электрического биоимпеданса [13], а также оптической плотности [14].

В качестве альтернативы может применяться рент­геновская компьютерная микротомография — неразрушающий метод визуализации трехмерной внутренней микроструктуры объектов с использованием рентгеновского излучения. Метод аналогичен компьютерной томографии: микрофокусная рентгеновская трубка освещает объект, а рентгеновская камера получает его увеличенные теневые проекции. На основе тысяч проекций, собранных под разными углами при вращении объекта, компьютер реконструирует набор виртуальных сечений объекта. Система преобразовывает результаты сканирования в реалистичные модели и рассчитывает внутренние морфометрические параметры [15]. Высокая степень разрешения микротомографии может обеспечивать исследовательскую точность благодаря фиксированию максимального количества микроструктурных компонентов суставного выпота.

Цель работы — исследование уровня амилолитической активности и микротомографического показателя плотности синовии и обоснование их клинико-патогенетической значимости путем выявления корреляционных отношений с традиционными информативными показателями (мочевой кислотой, неорганическим фосфором, общим белком), отражающими характерные особенности патологического процесса при различных болезнях суставов.

Материалы и методы

Материалом для исследований выступали образцы проб синовии, взятые посредством пункции коленных суставов у пациентов (n=95), находившихся на лечении в Ставропольской краевой клинической больнице, которые имели различные патологии суставов в стадии заболевания, характеризующейся обильным выпотом в суставные полости.

Группы образцов синовии включали ревматоидный артрит (n=28), анкилозирующий спондилоартрит (n=16), реактивный артрит (n=14), подагрический артрит (n=12), хронический синовит (n=9), псориатический артрит (n=9), гонартроз (n=7). В качестве конт­рольных проб (n=6) выступали образцы СЖ внезапно умерших людей, не имевших зарегистрированной суставной патологии.

Исследование проведено в соответствии с Хель­синкской декларацией (2013) и одобрено Этическим комитетом Ставропольской краевой клинической больницы. От всех пациентов получено добровольное информированное согласие на участие в исследовании и обработку персональных данных. Все манипуляции, связанные со сбором, транспортировкой и исследованием биоматериала, осуществляли с учетом соответствующих рекомендаций [16, 17].

Для анализа содержания в синовии фосфора и мочевой кислоты проводили пробоподготовку. Синовиальную жидкость (1 мл) смешивали с 10% раствором трихлоруксусной кислоты (1 мл) и центрифугировали при 4000 об./мин (центрифуга MicroCL 17R c охлаждением; Thermo Fisher Scientific, Великобритания).

Концентрацию мочевой кислоты определяли с помощью реактива Фолина на спектрофотометре СФ-102 (ИФФ, Россия) при длине волны 625 нм; неорганического фосфора в фильтрате — молибдатным методом при длине волны 630 нм.

Количество общего белка оценивали методом Варбурга–Кристиана при стократном разбавлении пробы синовии с последующей спектрофотометрией при длине волны 260 и 280 нм.

Уровень амилазы исследовали методом гидролиза крахмала ферментами амилолитического комплекса до декстринов с последующим измерением оптической плотности йодкрахмального комплекса на спектрофотометре СФ-102.

Рентгеновскую плотность образцов свежеотобранной СЖ изучали с использованием микротомографа Skyscan 1176 (Bruker, Бельгия). Пробы сканировали в пластиковых пробирках при следующих параметрах: ускоряющее напряжение источника рентгеновского излучения — 45 кВ; ток источника рентгеновского излучения — 550 мкА; фильтр Al — 0,2 мм; размер изображения — 8,87 мкм [18]. Протокол сканирования включал вращение при 180°; шаг съемки — 0,3; время экспозиции — 840 мс на изображение; усреднение по кадрам — 1. Рентгеновскую плотность проб синовии рассчитывали в единицах Хаунсфилда (HU) с помощью программного обеспечения CTAn v. 1.18.4.0 (Bruker, Бельгия) по разработанной нами методике определения рентгенплотности костной ткани [19].

Определение всех количественных параметров проводили в трехкратной аналитической повторности. Полученные данные обрабатывали с помощью программ Statistica 6.0, Microsoft Excel 2010.

Принадлежность выборок к нормальному распределению определяли с помощью критерия Шапиро–Уилка. Учитывая, что часть данных не подчинялась закону нормального распределения, для оценки статистической значимости различий между выборками применяли непараметрические критерии. В качестве предварительного статистического метода использовали критерий Краскела–Уоллиса с последующим попарным сравнением с помощью критерия Манна–Уитни. Различия считали статистически значимыми при р≤0,006 (после пересчета на число сравнений). Результаты представляли в виде медианы (Me) и межквартильного интервала (25-го и 75-го процентилей). Функциональные взаимосвязи между исследуемыми показателями выявляли методом корреляционного анализа по Спирмену с указанием 95% доверительного интервала (95% CI), статистической значимости, коэффициента корреляции (ρ).

Результаты

Полученные нами данные изучаемых показателей в нормальной СЖ практически совпадали с приводимыми в литературе референсными значениями [20, 21].

Сравнительный анализ концентраций мочевой кислоты, фосфора, общего белка в СЖ с учетом суставных патологий выявил целый ряд различий. Показатель амилолитической активности синовии тоже проявился разбросом значений среди исследуемых групп.

Все образцы патологической СЖ характеризовались относительно высокими значениями амилолитической активности по сравнению с пробами здоровых суставов. При этом значения данного показателя в группах анкилозирующего спондилоартрита, подагрического артрита, хронического синовита более чем в пять раз превышали значение нормы. При ревматоидном артрите, реактивном артрите, псориатическом артрите, гонартрозе уровень амилолитической активности был выше нормального почти втрое (рис. 1, см. таблицу).


schendrigin-ris-1.jpg

Рис. 1. Медиана амилолитической активности синовиальной жидкости у пациентов при различных патологиях суставов

Здесь: РА — ревматоидный артрит; АС — анкилозирующий спондилоартрит; РеА — реактивный артрит; ПА — подагрический артрит; ХС — хронический синовит; ПсА — псориатический артрит; ГА — гонартроз. Значения, не имеющие одинаковых буквенных индексов (a, b или c), статистически значимо различны между собой (р≤0,006)

schendrigin-tablitsa.jpg Показатели синовиальной жидкости у пациентов при различных патологиях суставов, Me [Q1; Q3]

Статистически значимая положительная корреляционная взаимосвязь уровня амилолитической активности СЖ установлена с показателем концентрации общего белка при анкилозирующем спондилоартрите (ρ=0,81; p=0,002; 95% CI: 0,46–0,94) и хроническом синовите (ρ=0,83; p=0,008; 95% CI: 0,30–0,95), а также концентрации фосфора в выборке анкилозирующего спондилоартрита (ρ=0,78; p=0,004; 95% CI: 0,40–0,93).

Интересными представляются впервые полученные сравнительные результаты рентгеновской плотности образцов СЖ, зарегистрированные методом компьютерной микротомографии, в норме и при различных повреждениях суставов.

Значение рентгеновской плотности СЖ здорового сустава составило 62,23 [56,65; 69,24] HU (рис. 2). Во всех выборках патологических образцов синовии, кроме группы гонартроза, этот параметр оказался статистически значимо ниже по сравнению с таковым в СЖ здорового сустава. Разница от нормальных значений в сторону уменьшения варьировала от 5,3 до 31,7% (см. таблицу).


schendrigin-ris-2.jpg

Рис. 2. Определение рентгеновской плотности в программе CTAn (v. 1.18.4.0; Bruker, Бельгия):

а — водный фантом; б — норма синовии

Для установления наличия и степени связи между вышеперечисленными патогенетически и диагностически значимыми характеристиками СЖ и рент­геновской плотностью проводили корреляционный анализ для каждой отдельно взятой группы образцов синовии. Корреляционная связь между рентгеновской плотностью и уровнем мочевой кислоты имела место только при анкилозирующем спондилоартрите и подагрическом артрите (рис. 3). Причем, если при анкилозирующем спондилоартрите связь была положительной (ρ=0,69; p=0,001; 95% CI: 0,23–0,90), то при подагрическом артрите она имела отрицательный характер (ρ=–0,62; p=0,012; 95% CI: 0,15–0,89).


schendrigin-ris-3.jpg Рис. 3. Взаимосвязь рентгеновской плотности синовии с концентрацией мочевой кислоты:

а — анкилозирующий спондилоартрит; б — подагрический артрит


Группы реактивного артрита (ρ=0,74; p=0,043; 95% CI: 0,27–0,92) и подагрического артрита (ρ=0,87; p=0,021; 95% CI: 0,28–0,95) выделялись сильной положительной корреляционной связью между рентгеновской плотностью и количеством неорганического фосфора в СЖ (рис. 4).


schendrigin-ris-4.jpg Рис. 4. Корреляционные зависимости между значением рент­ге­новской плотности и концентрациями неорганического фосфора и общего белка в синовии при различных суставных патологиях

Здесь: АС — анкилозирующий спондилоартрит; РеА — реактивный артрит; ПА — подагрический артрит


Умеренная положительная корреляционная связь между содержанием общего белка и рентгеновской плотностью СЖ наблюдалась при анкилозирующем спондилоартрите (ρ=0,60; p=0,032; 95% CI: 0,11–0,86) и подагрическом артрите (ρ=0,55; p=0,041; 95% CI: 0,10–0,86). Выборка реактивного артрита, наоборот, характеризовалась сильной отрицательной корреляционной связью (ρ=–0,89; p=0,024; 95% CI: 0,62–0,97) (см. рис. 4).

Установлена умеренная положительная корреляционная связь между рентгеновской плотностью и амилолитической активностью СЖ в группах ревматоидного артрита (ρ=0,63; p=0,017; 95% CI: 0,30–0,82) и анкилозирующего спондилоартрита (ρ=0,50; p=0,04; 95% CI: 0,20–0,81).

Обсуждение

В настоящем исследовании для установления клинико-патогенетической и диагностической значимости уровня амилазы и микротомографической рентгеноплотности СЖ сделан акцент на корреляционных связях этих характеристик с тремя показателями (мочевой кислотой, неорганическим фосфором, общим белком), динамика которых в развитии и манифестировании заболеваний суставов с различным этиопатогенезом не вызывает сомнения. Выбор данных показателей обусловлен не только их высокой информативностью для клинической практики и относительно доступными методиками определения [22], но и установленными ранее различиями по степени рентге­новской плотности [23, 24].

Мочевая кислота выступает физиологическим регулятором воспаления, вызванного повреждением тканей [25], и является маркером тяжести и прогрессирования повреждения тканей сустава [26]. Количество неорганического фосфора связано с уровнем пролиферации клеток и их обменом в хряще и служит маркером структурного исхода при суставной патологии [27]. Концентрация общего белка в СЖ характеризует проницаемость гемосиновиального барьера и отражает уровень синовиального плазмотока, так как поступление белка в синовию обеспечивается транссудатом крови [28]. Этот параметр количественно отражает тяжесть микрососудистых поражений сустава [29].

Отмеченное нами повышение концентрации мочевой кислоты в образцах синовии пациентов с подагрическим артритом логично [30] и соотносится с результатами B. Vaidya и соавт. [31], которые доказывают, что этот показатель может быть использован в качестве теста, альтернативного не всегда доступной поляризационной микроскопии для диагностики подагры.

Концентрация мочевой кислоты в сыворотке крови при псориатическом артрите не отличается от нормы или имеет тенденцию к повышению [32, 33]. В настоящем исследовании обнаружены относительно низкие значения уровня мочевой кислоты в образцах СЖ пациентов с данной патологией, что согласуется с результатами Л.В. Тепловой и соавт. [34], согласно которым мочевая кислота не всегда обнаруживается в СЖ, несмотря на повышение ее уровня в крови.

Также относительно низкие значения уровня мочевой кислоты наблюдали в образцах синовии больных с анкилозирующим спондилоартритом. Выявленный факт подтверждает отмечаемую некоторыми специалистами [35] ценность этого показателя для дифференцировки схожей клиники анкилозирующего спондилоартрита и подагрического артрита.

Концентрации фосфора во всех пробах СЖ укладывались в референсные значения [21] и не имели статистически значимых межгрупповых отличий по патологиям. При этом в некоторых группах они были выше, чем в нормальных образцах СЖ, что идет вразрез с литературными данными, в частности по гон­артрозу [1]. Вместе с тем В.В. Зар с соавт. [36] указывают на значительное увеличение количества ионов фосфора в СЖ, сопровождающих наряду с ионами кальция активацию механизмов защитной биоминерализации, которая направлена на нейтрализацию токсичности элементов разрушения хрящевой ткани. Это подтверждает интерес к исследованию уровня неорганического фосфора в СЖ и его роли в развитии невоспалительной патологии суставов.

В сравнении с контрольными образцами синовии все пробы патологической СЖ характеризовались более высокой концентрацией общего белка. Это дополняет недавние результаты клинических исследований остеоартрозных и артритных изменений [1], указывающих на повышение концентрации общего белка в суставном ликворе. Наибольшее количество белка отмечено нами в образцах синовии больных анкилозирующим спондилоартритом и псориатическим артритом; минимальное — при хроническом синовите. Тенденция к увеличению в белка в СЖ выше нормы наблюдалась даже при гонартрозе, который является патологией невоспалительной этиологии, что может указывать на выраженную значимость белка в формировании и манифестации различных механизмов повреждения сустава, характеризующих не только феномен воспаления, но и невоспалительные структурные деградации тканей сустава (нарушение целостности сосудов и синовиальной оболочки), иммунные и ферментативные процессы, сопровождающиеся образованием и биотрансформацией белковых молекул СЖ.

Согласно исследованию О.В. Синяченко [5], наибольший уровень амилазы отмечается в СЖ больных ревматоидным артритом. Однако, по нашим данным, первенство разделили пробы синовии при анкилозирующем спондилоартрите, подагрическом артрите, хроническом синовите, что может указывать на интенсивность воспаления, которая определяется степенью повреждения сосудов. Это логически подтверждается зарегистрированной нами положительной корреляционной взаимосвязью между уровнем амилолитической активности и концентрацией белка в СЖ выборок с анкилозирующим спондилоартритом и хроническим синовитом.

Учитывая присутствие амилолитической активности в СЖ здорового сустава, а также то, что амилаза не синтезируется в суставе, но циркулирует в кровотоке, ее увеличение в СЖ, скорее всего, обусловлено либо повышением проницаемости сосудистой стенки синовиальной оболочки (что является непосредственным отражением интенсивности экссудации), либо связано с состояниями, сопровождающимися увеличением активности амилазы в крови. Так, например, макроамилаземия нередко ассоциируется с ревматоидным артритом [37].

Полученный результат анализа корреляционных связей между рентгеновской плотностью и уровнем мочевой кислоты в группе подагрического артрита логично перекликается с вышеприведенным максимальным количеством мочевой кислоты и соотносится с данными М.П. Миронова и соавт. [23] о рентгенонегативности солей мочевой кислоты.

Установленные отличия корреляционных связей между содержанием общего белка и рентгеновской плотностью СЖ в опытных группах, по всей вероятности, могут быть связаны как с простым концентрированием белков в СЖ, так и с конформационными изменениями белковых молекул или накоплением продуктов протеолиза — низко- и среднемолекулярных органических соединений в синовии вследствие дисбаланса механизмов системы «протеиназы–ингибиторы», который зачастую сопровождает развитие артритов [38].

Безусловно, на рентгеновскую плотность СЖ могут оказывать влияние и другие сконцентрированные в ней компоненты, например липиды. Известно, что жировые вещества характеризуются отрицательной относительно воды и крови рентгеновской плотностью [39]. При этом профили липидов СЖ у здоровых людей и пациентов с патологией суставов значительно различаются [40]. Количество и спектр жировых веществ в СЖ могут разниться в зависимости от характера повреждения сустава. Например, по данным F. Oliviero с соавт. [41], концентрация липидов в СЖ выше у пациентов с артритами, чем у больных с артрозами. Это согласуется и с нашими результатами, согласно которым значения рентгеновской плотности проб СЖ пациентов с артритами (ревматоидный артрит, анкилозирующий спондилоартрит, реактивный артрит, подагрический артрит, псориатический артрит) были ниже по сравнению с таковыми для образцов СЖ при гонартрозе.

В целом анализ литературных данных и результаты настоящего исследования позволяют сделать заключение о том, что качественные показатели СЖ отражают характер и интенсивность патологического процесса в суставе.

К числу значимых характеристик СЖ (с неуточненной патогенетической ролью) мы предлагаем относить уровень амилолитической активности и микротомографический показатель плотности синовиальной жидкости.

Ограничения исследования. Принимая во внимание, что в данной работе не ставилась задача изучения исследуемых параметров с учетом других важных факторов, например стадий патологического процесса и/или микробной обсемененности, необходимы дальнейшие исследования для подтверждения патогенетической и диагностической информативности уровня амилолитической активности и микротомографического показателя плотности синовии в мониторировании прогрессирования повреждения сустава и эффективности терапии. Следует также учесть, что в нашем исследовании отдельные группы образцов СЖ характеризовались малыми выборками. В связи с этим очевидна целесообразность расширения спектра исследований данных показателей на значительно большем количестве пациентов с целью конкретизации выдвинутой нами гипотезы о дифференциально-диагностической значимости этих параметров при различных видах патологии сустава.

Заключение

Полученные нами новые данные об уровне амилолитической активности синовии при шести различных воспалительных и одном невоспалительном заболевании свидетельствуют о повышении этого показателя при всех патологических процессах по сравнению с нормой. В то же время отмечены различия уровня амилолитической активности между нозологическими группами заболеваний воспалительной этиологии.

Подтверждена в разной степени выраженности патогенетически обусловленная корреляционная взаимосвязь микротомографического показателя плотности синовии с концентрацией мочевой кислоты, неорганического фосфора и общего белка.

Специфические показатели рентгеновской плотности синовии при различных патологиях суставов по сравнению с нормой позволяют рассматривать рент­геновскую микротомографию как метод, раскрывающий дополнительные детали при изучении плотности синовиальной жидкости и приносящий новые суррогатные маркеры для патогенетического изучения механизмов развития, дифференцировки и лечения различной патологии суставов.

Финансирование исследования. Авторы заявляют об отсутствии внешних источников финансирования работы.

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии каких-либо конфликтов интересов.


Литература

  1. Рябинин С.В., Пелешенко Е.И., Рябинина Е.И., Само­дай В.Г. Исследование уровня физико-химических показателей синовиальной жидкости в норме и при гонартрозе. Прикладные информационные аспекты медицины 2020; 23(3): 90–96.
  2. Котёлкина А.А., Стручко Г.Ю., Меркулова Л.М., Кост­рова О.Ю., Стоменская И.С., Тимофеева Н.Ю. Характеристика синовиальной жидкости в норме и при некоторых патологических процессах. Acta Medica Eurasica 2017; 4: 24–30.
  3. Ingale D., Kulkarni P., Electricwala A., Moghe A., Kamyab S., Jagtap S., Martson A., Koks S., Harsulkar A. Synovium-synovial fluid axis in osteoarthritis pathology: a key regulator of the cartilage degradation process. Genes (Basel) 2021; 12(7): 989, https://doi.org/10.3390/genes12070989.
  4. Mustonen A.M., Käkelä R., Joukainen A., Lehenkari P., Jaroma A., Kääriäinen T., Kröger H., Paakkonen T., Sihvo S.P., Nieminen P. Synovial fluid fatty acid profiles are differently altered by inflammatory joint pathologies in the shoulder and knee joints. Biology (Basel) 2021; 10(5): 401, https://doi.org/10.3390/biology10050401.
  5. Синяченко О.В. Современные аспекты анализа синовиальной жидкости. Український ревматологічний журнал 2008; 2: 30–39.
  6. Kriegova E., Manukyan G., Mikulkova Z., Gabcova G., Kudelka M., Gajdos P., Gallo J. Gender-related differences observed among immune cells in synovial fluid in knee osteoarthritis. Osteoarthritis Cartilage 2018; 26(9): 1247–1256, https://doi.org/10.1016/j.joca.2018.04.016.
  7. Hammodat Z.M., Mustafa L.A. Biochemical studies on synovial fluid and serum from rheumatoid arthritis patients. Raf J Sci 2018; 27(4): 37–46, https://doi.org/10.33899/rjs.2018.159385.
  8. Birkelund S., Bennike T.B., Kastaniegaard K., Lausen M., Poulsen T.B.G., Kragstrup T.W., Deleuran B.W., Christiansen G., Stensballe A. Proteomic analysis of synovial fluid from rheumatic arthritis and spondyloarthritis patients. Clin Proteomics 2020; 17: 29, https://doi.org/10.1186/s12014-020-09292-9.
  9. Timur U.T., Jahr H., Anderson J., Green D.C., Emans P.J., Smagul A., van Rhijn L.W., Peffers M.J., Welting T.J.M. Identification of tissue-dependent proteins in knee OA synovial fluid. Osteoarthritis Cartilage 2020; 29(1): 124–133, https://doi.org/10.1016/j.joca.2020.09.005.
  10. Ali N., Turkiewicz A., Hughes V., Folkesson E., Tjörnstand J., Neuman P., Önnerfjord P., Englund M. Proteomics profiling of human synovial fluid suggests increased protein interplay in early-osteoarthritis (OA) that is lost in late-stage OA. Mol Cell Proteomics 2022; 21(3): 100200, https://doi.org/10.1016/j.mcpro.2022.100200.
  11. Berthoud O., Coiffier G., Albert J.D., Gougeon-Jolivet A., Goussault C., Bendavid C., Guggenbuhl P. Performance of a new rapid diagnostic test the lactate/glucose ratio of synovial fluid for the diagnosis of septic arthritis. Joint Bone Spine 2020; 87(4): 343–350, https://doi.org/10.1016/j.jbspin.2020.03.009.
  12. Jaggard M.K.J., Boulangé C.L., Graça G., Akhbari P., Vaghela U., Bhattacharya R., Williams H.R.T., Lindon J.C., Gupte C.M. The influence of sample collection, handling and low temperature storage upon NMR metabolic profiling analysis in human synovial fluid. J Pharm Biomed Anal 2021; 197: 113942, https://doi.org/10.1016/j.jpba.2021.113942.
  13. Krishnan G.H., Nanda A., Natarajan A.R. Synovial fluid density measurement for diagnosis of arthritis. Biomed Pharmacol J 2015; 7(1): 221–224, https://doi.org/10.13005/bpj/476.
  14. Сигал З.М., Сурнина О.В., Брындин В.В., Сигал С.З. Разработка интраорганного трансиллюминационного и ультразвукового мониторинга при ревматоидном артрите. Дневник казанской медицинской школы 2018; 1: 40–45.
  15. Micro-computed tomography (micro-CT) in medicine and engineering. Orhan K. (editor). Cham: Springer; 2020; https://doi.org/10.1007/978-3-030-16641-0.
  16. Сикилинда В.Д., Алабут А.В. Протоколы техники пунк­ций суставов и лечебных блокад при травмах и ортопедических заболеваниях опорно-двигательного аппарата. Главный врач Юга России 2018; 2: 14–20.
  17. Приказ Минздрава России от 12.11.2012 N 900н «Об утверждении Порядка оказания медицинской помощи взрослому населению по профилю “ревматология”».
  18. Rzhepakovsky I., Siddiqui S.A., Avanesyan S., Benlidayi M., Dhingra K., Dolgalev A., Enukashvily N., Fritsch T., Heinz V., Kochergin S., Nagdalian A., Sizonenko M., Timchenko L., Vukovic M., Piskov S., Grimm W.D. Anti-arthritic effect of chicken embryo tissue hydrolyzate against adjuvant arthritis in rats (X-ray microtomographic and histopathological analysis). Food Sci Nutr 2021; 9(10): 5648–5669, https://doi.org/10.1002/fsn3.2529.
  19. Nagdalian A.A., Rzhepakovsky I.V., Siddiqui S.A., Piskov S.I., Oboturova N.P., Timchenko L.D., Lodygin A.D., Blinov A.V., Ibrahim S.A. Analysis of the content of mechanically separated poultry meat in sausage using computing microtomography. J Food Compos Anal 2021; 100: 103918, https://doi.org/10.1016/j.jfca.2021.103918.
  20. Матвеева Е.Л., Спиркина Е.С., Гасанова А.Г. Био­хи­мический состав синовиальной жидкости коленного сустава людей в норме. Успехи современного естествознания 2015; 9(1): 122–125.
  21. Slack S.M. Properties of biological fluids. In: Biomaterials science (4th edition). Academic Press; 2020; p. 1519–1523, https://doi.org/10.1016/b978-0-12-816137-1.15001-9.
  22. Матвеева Е.Л., Гасанова А.Г., Спиркина Е.С. Пер­спективы исследования синовиальной жидкости для клинической практики (литературный обзор). Гений ортопедии 2012; 2: 148–151.
  23. Миронов М.П., Завадовская В.Д., Зоркальцев М.А., Куражов А.П., Фомина С.В., Шульга О.С., Жогина Т.В., Перова Т.Б. Возможности применения лучевых методов исследования в диагностике кристаллических артропатий. Бюллетень сибирской медицины 2021; 20(1): 168–177, https://doi.org/10.20538/1682-0363-2021-1-168-177.
  24. Sudhyadhom A. On the molecular relationship between Hounsfield unit (HU), mass density, and electron density in computed tomography (CT). PLoS One 2020; 15(12): e0244861, https://doi.org/10.1371/journal.pone.0244861.
  25. Kono H., Chen C.J., Ontiveros F., Rock K.L. Uric acid promotes an acute inflammatory response to sterile cell death in mice. J Clin Invest 2010; 120(6): 1939–1949, https://doi.org/10.1172/jci40124.
  26. Denoble A.E., Huffman K.M., Stabler T.V., Kelly S.J., Hershfield M.S., McDaniel G.E., Coleman R.E., Kraus V.B. Uric acid is a danger signal of increasing risk for osteoarthritis through inflammasome activation. Proc Natl Acad Sci U S A 2021; 108(5): 2088–2093, https://doi.org/10.1073/pnas.1012743108.
  27. Doherty M., Belcher C., Regan M., Jones A., Ledingham J. Association between synovial fluid levels of inorganic pyrophosphate and short term radiographic outcome of knee osteoarthritis. Ann Rheum Dis 1996; 55(7): 432–436, https://doi.org/10.1136/ard.55.7.432.
  28. Спиркина Е.С., Матвеева Е.Л., Гасанова А.Г. Срав­нительная характеристика биохимического состава синовиальной жидкости коленных и локтевых суставов человека. Бюллетень Восточно-Сибирского научного центра Сибирского отделения Российской Академии медицинских наук 2013; 2–1: 87–89.
  29. Güler N., Uçkan S., Imirzalıoğlu P., Açıkgözoğlu S. Temporomandibular joint internal derangement: relationship between joint pain and MR grading of effusion and total protein concentration in the joint fluid. Dentomaxillofac Radiol 2005; 34(3): 175–181, https://doi.org/10.1259/dmfr/49181266.
  30. Липатов И.А., Букша И.А. Патохимические процессы при подагре. Обзор литературы. Вестник Челябинского государственного университета. Образование и здравоохранение 2021; 4: 67–74.
  31. Vaidya B., Bhochhibhoya M., Nakarmi S. Synovial fluid uric acid level aids diagnosis of gout. Biomed Rep 2018; 9(1): 60–64, https://doi.org/10.3892/br.2018.1097.
  32. Янышева А.В. Метаболические нарушения при псориатическом артрите. Сибирский медицинский журнал 2009; 2: 25–28.
  33. Корой П.В. Псориатический артрит. Вестник молодого ученого 2016; 12(1): 33–40.
  34. Теплова Л.В., Еремеева А.В., Байкова О.А., Суво­рова Н.А. Ревматические проявления гипотиреоза. Совре­менная ревматология 2017; 11(2): 47–53, https://doi.org/10.14412/1996-7012-2017-2-47-53.
  35. Барскова В.Г., Кудаева Ф.М. Дифференциальная ди­агностика подагрического артрита. Consilium Medicum 2005; 7(8): 623–626.
  36. Зар В.В., Волошин В.П., Шатохина С.Н., Пе­туш­кова Л.Ю., Шабалин В.Н. Морфологические структуры сино­виальной жидкости в диагностике остеорартроза: состояние и перспективы. Альманах клинической медицины 2012; 27: 57–65.
  37. Колтунов А.С., Алексеенко С.А., Колтунов С.С. Клинический случай макроамилаземии. Дальневосточный медицинский журнал 2019; 1: 88–90.
  38. Иванова С.В. Показатели протеолитической системы синовиальной жидкости как диагностические маркеры отдельных форм артритов. Вестник Витебского государственного медицинского университета 2015; 14(2): 62–67.
  39. Хофер М. Компьютерная томография. Базовое руководство. Пер. с англ. Кутько А.П., Плешкова Ф.И., Ипатова В.В. Под ред. Труфанова Г.Е. Москва: Медицинская я литература; 2008; 228 c.
  40. Zhang K., Ji Y., Dai H., Khan A.A., Zhou Y., Chen R., Gui J. High-density lipoprotein cholesterol and apolipoprotein A1 in synovial fluid: potential predictors of disease severity of primary knee osteoarthritis. Cartilage 2021; 13(1_suppl): 1465S–1473S, https://doi.org/10.1177/19476035211007919.
  41. Oliviero F., Lo Nigro A., Bernardi D., Giunco S., Baldo G., Scanu A., Sfriso P., Ramonda R., Plebani M., Punzi L. A comparative study of serum and synovial fluid lipoprotein levels in patients with various arthritides. Clin Chim Acta 2012; 413(1–2): 303–307, https://doi.org/10.1016/j.cca.2011.10.019.


Журнал базах данных

pubmed_logo.jpg

web_of_science.jpg

scopus.jpg

crossref.jpg

ebsco.jpg

embase.jpg

ulrich.jpg

cyberleninka.jpg

e-library.jpg

lan.jpg

ajd.jpg